Меню Закрыть

Судьба поэта

Аркадий Наумович Петров — поэт, давно и широко известный. Поэт признанный, самобытный, со своим стилем и харизмой. Читать его стихи всегда интересно. Многие замечают их свойство раскрываться по-новому с каждым прочтением. Этот момент определённо говорит о глубине смыслов заложенных автором, ежеминутно пребывающем в состоянии творческой оценки, происходящих внешних и внутренних событий жизни.

Из своей автобиографии: «Петров Аркадий Наумович. Родился 26 августа 1946 года в г. Балашиха Московской области. Мать — Татьяна Фёдоровна (девичья фамилия Макарова) родом из села Лыкова Юрьев-Польского района Владимирской области. Отец — Наум Харитонович умер в 1953 году. Мать с тремя детьми переехала в Балашиху на строительство завода «40 лет Октября». Здесь, в бараке, прошло детство и почти вся юность. Мама одна, на зарплату в 40 рублей, подняла нас, сохранила и помогла получить мне и моим старшим сестрам высшее образование».
Об этом времени А.Н. Петров вспомнит в стихотворении «Материнская Доля»:

До полночи белье стирала,
А утром на работу шла.
Минуты отдыха не знала —
Всегда дела, дела, дела…

…Где всей-то радости, что в ласке
Ручонки к волосам седым,
Когда соскучится по сказке
Доверчивый и нежный сын.

Стихи эти подкупают достоверностью, искренностью переживаний. Но поэт не указал в автобиографии, что отца его он не помнит. Родители его расстались рано, отец его завел другую семью и переехал на житьё в далекий город Одессу. Поэта мучило это расставание всю жизнь, поскольку он любил и отца, и мать. И, уже став взрослым, он пытался разыскать хоть какие-нибудь следы, крохи свидетельств об отце. И он нашел в Одессе дом, где когда-то жил отец, проживали его родственники, и обо всём рассказал просто и трогательно:

Я с каждой улицей в Москве знаком —
Она давно судьбы моей столица,
Но есть в Одессе неприметный дом,
где жил отец и где я мог родиться,

Дом обветшал — пора уже на слом.
Родные в нём давно не проживают.
Я приносил не раз ему поклон,
Но там меня не помнят и не знают.

Однако как ни трудно складывалась судьба поэта («Однообразные приметы однообразных страшных лет: бараки, хлебные котлеты… листок казённой похоронки и коммунальной склоки визг… — вот это всё сложилось в жизнь»), он никогда не робел перед нею.
Когда ему исполнилось пятнадцать лет, он решил помогать матери и устроился на должность лаборанта во Всесоюзный дорожный научно-исследовательский институт, в шестнадцать перешел работать на Балашихинский машиностроительный завод токарем-карусельщиком, а по вечерам ходил в школу рабочей молодежи. Потом еще был химико- технологический техникум, который он бросил на третьем курсе — ему казалось это занятие неинтересным, поскольку он уже тогда писал стихи и готовил себя к более возвышенному труду.
Вскоре Аркадий Петров, по его настойчивой просьбе, был зачислен в 64 отряд полярной авиации, обслуживающий районы Крайнего Севера. Он трудился борт-проводником на грузовом самолете АН-12.

Сильней земного притяженья,
Сильнее всех возвратных сил
Мгновенья взлёта и паренья
И чувство обретённых крыл.

После армии, где я достаточно усовершенствовался в рифмоплётстве, я решил, что самое время идти работать в газету. Мне почему-то казалось, что все поэты работают в газетах или журналах. Помню немое изумление редактора балашихинской городской газеты «Знамя коммунизма» Олега Алексеевича Вавилкина, услышавшего в ответ на вопрос: «А что вы умеете делать?» — безмятежное: «Писать стихи!»
Олег Алексеевич буквально взревел на весь кабинет: «Хоть сейчас готов поменять четырёх поэтов на одного журналиста!» Так я узнал, что поэт и журналист не одно и то же…
Олег Алексеевич в воспитательных целях, как я теперь понимаю, предложил немедленно сделать статью. И дал тему. Вечером я спешно собрал информацию, а утром следующего дня сдал материал. Олег Алексеевич читал статью и, время от времени, вычеркивал слова, подписывал сверху свои варианты. Я как-то сразу сник, погрустнел, а к концу его правки мне окончательно стало стыдно. Я встал и, извинившись, обречённо пошел к выходу. Вавилкин остановил меня окриком: «А вот так пишут мои сотрудники, окончившие МГУ». И показал страницы полностью вымаранного текста, по сути, заново переписанного редактором…
Олег Алексеевич был первым моим учителем в журналистике. С его рекомендацией я и вступил впоследствии в Союз журналистов».
Аркадий не подвел учителя. С отличием окончив в 1979-ом заочное отделение редакционно-издательского факультета Московского полиграфического института, он в тот же год стал лауреатом журналистской премии имени И.В. Бабушкина, а через два года за книгу очерков о столичных предприятиях “Московские образцовые” был награждён дипломом Союза писателей России. Следом вышла книга очерков “Зона равнодушия”, которая тоже получила высокую оценку общественности. Аркадий Петров не мог долго усидеть на одном месте. Это отличительная черта любого творческого человека – непоседливость. Он работал ответственным секретарём газеты «Трудовая честь» (г. Железнодорожный), заведовал филиалом в газете «Маяк» (г. Пушкино), руководил культурой в журнале «Лесная новь».
Но самых больших успехов на журналистском поприще он добился в книгоиздательской сфере. Азы прошёл в издательстве «Московский рабочий», сперва в качестве редактора потом заместителя заведующего редакцией.
Однако пришло время, когда ему захотелось совершенно самостоятельной деятельности, и он стал одним из создателей и генеральным директором издательства «Культура». По нынешним временам оно было задумано не совсем обычным, не просто коммерческим, а скорее культурно-просветительским.
За три года издательство в подмосковном городе Пушкино выпустило десятки книг. Основной их корпус — не триллеры и не романы ужасов. Добротная документальная и научная литература. Судите сами: книга Дм. Бантыш-Каменского «Биографии российских генералиссимусов и генерал- фельдмаршалов», получившая премию на Международной выставке в Варшаве; С. Князьков «Очерки из истории Петра Великого и его времени»; Е. Карнович «Замечательные и загадочные личности ХVIII и ХIХ столетий»; П. Моран «Павел I до восшествия на престол»; Н. Бердяев «Грех войны». Кроме того, трёхтомник воспоминаний Афанасия Фета, который вышел впервые…
И все же вершиной организаторской работы Аркадия Петрова явилось спасение «Художественной литературы», крупнейшего государственного издательства России, которое предыдущими руководителями было доведено до ручки и в средствах массовой информации непременно уподоблялось тонущему “Титанику” – кораблю огромному, роскошному, но с огромной пробоиной. Сейчас этот корабль – в плавании…

Аркадий Наумович Петров заметный, талантливый поэт, чьи стихи можно перечитывать много раз, находя новые детали не замеченные раньше. Они проникают в душу, волнуют сознание, никого не оставляя равнодушным.

Нельзя не отметить значительный вклад в мировую литературу, который Аркадий Наумович Петров внёс как писатель. Серия книг, посвящённая жизни и творчеству Ф.И. Тютчева (“Личность и судьба Фёдора Тютчева”, “Небесный огонь”) получила высокие оценки всего мирового сообщества писателей и публицистов.

Статья написана по материалам книги литературоведа Виктора Максимова “Душа – таинственное слово” Творческий портрет писателя Аркадия Петрова.